Платонова Татьяна, “Тайная Доктрина Гермеса Трисмегиста”

“Далее, совокупность идей, схем, матричная структура, в общем, всё то, что было заложено в мирах II и III, отражается в наш мир, то есть мир I, и начинает реализовываться в строгом соответствии с матрицей, с учётом всех нюансов, сроков и т.д. Теперь понятно, почему говорят, что случайностей не бывает. Если то, что произошло, есть факт, то, значит, он был записан в матрице и в этом смысле случайным быть не может, ибо вызван к жизни в нужный момент и в необходимых сочетаниях”.

 

“Придёт время, когда человечество поймёт, что техника – это не прогресс, а регресс, и перейдет к созданию живых инструментов, то есть таких, которые работают исключительно в сотворчестве с оператором, образуя с ним как бы одну команду. В разных руках такие инструменты работают по-разному, а иной раз и вовсе не работают, поскольку основа их – вибрации и соответствие частот инструмента и оператора”.

 

“Воистину, Знания – тяжкое бремя, поскольку знающий, но не имеющий Любви, не умеет правильно распределять эти Знания. Всё, что дано нам, предназначено для обмена, для взаимодействия, и только Любовь даёт возможность не искажать имеющееся. Накопленные Знания отягчают низшую природу, поскольку скапливаются в четверице. Доступ же к Высшей Триаде открывает Любовь, и тогда наступает гармония между низшей и высшей природой человека. Человек, погнавшийся за Знаниями, не замечает, как постепенно превращается в самодостаточного умника. Он перестаёт самокритично относиться к себе, поскольку Знания позволяют ему возвышаться над другими, такой собственностью не владеющими. Знания приобретают меру количества и теряют в качестве, потому что только Любовь способна придать им Свет и превратить в Мудрость. Бессмысленно делиться Знаниями, делая из них разменную монету, убеждая себя, что ты честно рас-
сказал другим о том, что знаешь сам. Делиться можно и поношенной одеждой, и стоптанной обувью. Дело совершенно в другом. Знания должны быть окрашены Любовью, Светом Высшего и зажигать сердца людей уверенностью в их божественности и высшем предназначении. Тогда человек слывёт мудрым, когда в нём отсутствует личное, и весь смысл его жизни – в служении людям. Но здесь человека подстерегает следующая опасность: самозабвенная любовь к творческому процессу ради самого творчества. Эмоции вытесняют разум, и остаётся только желание творить. Собственно, вопрос творчества ради творчества или творчества ради творения всегда стоял перед мыслящими людьми. Но и то, и другое увлекает в пучину, в бездну Забвения. Творить следует ради Красоты, бесконечно даруемой Вечности. Не должно быть результата творения, но только Вечность, создаваемая твоею рукою. Стать единым со своим творением – это фактически слиться с Богом, с Его Вселенским телом, Демиургическим разумом. А всё, что находится в неразрывном единстве с Творцом, – бессмертно”.